20:04 Мир впервые вооружился больше, чем при холодной войне     19:45 Великобритания не собирается переходить на ЕВРО     19:30 "Днепрогаз" не продадут     19:15 Левочкин думает, что Янукович станет премьером     19:00 Белоруссия объявит тендер на строительство АЭС в 2008 году     18:45 Минтранссвязи продаст самолеты двух авиакомпаний     18:33 Выплата компенсаций жителям Днепропетровска начнется на будущей неделе     18:15 Бакиев открыл в Джалал-Абаде монумент киргизской революции     18:00 Кабинет Януковича одобрил концепцию экологической политики до 2020 года     17:50 Партии и блоки официально потратили на выборы 581,4 миллиона гривен     17:41 Саркози отказался давать комментарии по поводу своего развода     17:30 Тиберий Дурдинец назначен заместителем и. о. главы СБУ     17:25 АМКУ возбудил дело в отношении "Одесского каравая"     17:15 В Киеве открыли памятник Михаилу Булгакову     17:05 В Чернигов привезли десницу святителя Иоанна, митрополита Тобольского     17:01 Скоро Ющенко расскажет, какой он видит новую Конституцию     16:45 ЕСМ могут запретить в Украине     16:40 "Братство" Корчинского выходит из ЕСМ     16:35 Спасательная операция в Днепропетровске завершена. Погибших - 23     16:30 Корнийчук говорит, что БЮТ договорился с Кириленко об отмене призыва     16:25 Президент не допустит использования ВВ в политических целях     16:20 СПС и коммунисты обвиняют Путина в незаконной агитации     16:15 Кравчук за запрет агрессивно-националистических организаций     16:09 Луценко хочет бороться с осквернителями на Говерле, если Интернет не врет     16:00 Мэр Киева и его замы перечислили зарплаты пострадавшим в Днепропетровске     
InterMedia Consulting
К. Грищенко: вспомните принципы Шарля де Голля
// Политика
Автор: Оксана Бурлака, Киев
1 Октября 2007 года, 13:00
К. Грищенко: вспомните принципы Шарля де Голля

Выбирая между обязательствами перед страной и обязательствами перед избирателями, выбирать нужно первое

Константин Грищенко, цитируя де Голля, считает, что украинские политические силы просто обязаны разобраться, какая конфигурация в парламенте сможет максимально эффективно работать в течение двух лет до президентских выборов.

Грищенко, который в 2003 году занял кресло министра иностранных дел Украины, сразу же окрестили украинским дипломатом новой генерации. Задолго до этого назначения его считали на Михайловской площади «своим человеком». Во многом благодаря тому, что он – выходец из дипломатической династии и значительную часть своей жизни провел на Западе. Его отец, Иван Филимонович Грищенко, в советское время был постоянным представителем УССР при ООН.

А Грищенко-младший сразу же после окончания МГИМО попал в секретариат ООН в Нью-Йорке. А далее была блестящая посольская карьера, которая открыла ему двери кабинета главы МИДа. Правда, в 2005 году Константину Грищенко пришлось оставить его. Но он уверен, что еще вернется на Михайловскую площадь. За нынешней избирательной кампанией он наблюдал в стороне и согласился поделиться своими впечатлениями и прогнозами на будущее с ИМК («ИнтерМедиа консалтинг»).

– Константин Иванович, после этой избирательной кампании у Вас не сложилось ощущение дежа вю?

– Можно и так сказать. Выборы нужны, в первую очередь, для соревнования идей. К сожалению, это голосование в своем роде стало повтором предыдущего. Новые идеи не появились, поскольку прошло каких-то полтора года. А это, поверьте, не так много, чтобы можно было рассчитывать на появление свежих подходов. И это логично, ведь нельзя же партиям каждые три месяца менять свою позицию. В чем же тогда будет между ними отличие?

– Тем не менее один рубеж – выборы – уже преодолели. Следующий – создание коалиции. Насколько затянется его преодоление?

– Шарль де Голль как-то сказал, что выбирая между обязательствами перед страной и обязательствами перед избирателями, выбирать нужно первое. Поэтому сейчас политические силы просто обязаны будут разобраться, какая конфигурация максимально эффективно сможет работать в течение двух лет до президентских выборов. Поскольку завершение нынешнего политического цикла возможно только после избрания главы государства.

Соответственно, нужно создать наиболее стабильную и эффективную с точки зрения состава и способности работать вместе команду на следующие два года. Также было бы крайне желательно, чтобы при этом ее задачи не формулировались в контексте позиционирования на следующих президентских выборах. Но удастся ли это и сколько времени потребуется, сказать сложно.

– Каким же должен быть формат коалиции, чтобы ее можно было считать, как Вы выразились, эффективной и стабильной командой?

– Эффективная коалиция должна опираться на серьезный запас голосов в парламенте и на достаточную дисциплинированность рядов тех партий, которые в нее входят. То есть все зависит от того, насколько партнеры могут внутри своих команд, как говорится, выстраивать отношения взаимной поддержки и способности вместе вырабатывать единые подходы. А еще члены коалиции должны быть прогнозируемыми в своих действиях.

– Вы заговорили о дисциплинированности в партийных рядах. Это намек на Партию регионов?

– Я допускаю, что Партия регионов вписывается в формат будущей коалиции.

– А партнеры – блок «Наша Украина – Народная Самооборона»?

– Говорить об этом рано. Но есть такие ожидания, поскольку такая коалиция могла бы быть успешной.

– В коалицию НУ-НС и БЮТ Вы верите?

– Она вполне может иметь место. Вопрос в другом: насколько стабильной и надежной она будет? За столько лет уже можно было понять, что там существует постоянное давление изнутри. Есть амбиции, которые очень персонифицированы – как в одной команде, так и в другой. И они будут создавать постоянные противоречия, которые, кстати, базируются не столько на разности подходов, сколько на персональных представлениях о своих конкретных ролях в определенных политических процессах.



– Получается, что эти выборы, возможно, и не станут обещанным выходом из политического кризиса?

– Сами по себе выборы не дают никакого рецепта выхода из кризиса. В идеале они могут служить лишь предлогом для того, чтобы попробовать договориться о такой конфигурации политической власти в течение следующих двух лет, которая бы позволила концентрироваться на проблемах и интересах страны, а не интересах отдельных политических сил.

– Может быть, теперь будем искать выход в досрочных президентских выборах?

– Все возможно. Но вот насколько вероятно именно это, будем судить уже после первого-второго раундов переговоров по поводу будущей коалиции. Если участники наконец-то сумеют договориться о создании платформы для того, чтобы в последующем иметь возможность соревноваться на тех же президентских выборах, а в данный момент, исходя из своих интересов и, я надеюсь, интересов страны, продвигаться потихоньку вперед, то два года мы протянем. Если же задача президентских выборов станет первой и основной, закрыв собой другие темы, ничего хорошего из этого не получится.

– Одним из камней преткновения на переговорах могут стать и инициированные разными политическими силами референдумы. Как Вы, например, относитесь к инициативе проведения плебисцита по поводу вступления Украины в НАТО?

– Дело в том, что уже инициировался такой референдум, мы знаем его судьбу. При нынешнем законодательстве очень многое зависит от позиции Президента. Она тоже известна. Но вопрос НАТО, как вы могли заметить, все время возникает в преддверии выборов. Это вовлечение избирателей в те темы, которые политические силы считают важными для себя, а также для того, чтобы не дать маргинальным структурам отобрать у них голоса.

– А Вы сами как считаете, насколько актуальным сейчас является для Украины вопрос НАТО?

– Сегодня тема НАТО не стоит. Хотя проводить такой плебисцит можно, но только с точки зрения развития этой темы в обществе, возможности предоставить населению доступ к более полной информации об этой организации. Но процесс принятия окончательного решения должен быть структурированным, то есть в нем должны быть задействованы все соответственные органы – Кабинет Министров, Верховная Рада и Совет национальной безопасности и обороны. Такой вопрос не может быть просто решен на референдуме.

– А если исходить из законодательной точки зрения, возможно ли решить такой вопрос на плебисците?

– Нет, у нас в нынешней ситуации смысл референдумов теряется. Поскольку нужно сначала принять закон, который бы соответствовал сегодняшним реалиям и позволял бы имплементировать в какой-то понятной для всех форме результаты референдумов. А пока это я могу назвать политической акцией, направленной на мобилизацию своих сторонников для решения выборных задач.

– Но также можно вообще нивелировать само понятие «референдум», даже сформировать негативное отношение к нему среди населения?

– Естественно. Но сам по себе референдум, если можно так сказать, очень полезная и необходимая вещь. Он заставляет думать политические силы и доносить свои позиции до общества, точнее, пытаться убедить его в том или ином подходе. И тогда общество становится более подготовленным к принятию решения на уровне страны.

Вы посмотрите, сколько демократических государств прибегают к плебисциту. И таким образом заставляют политические элиты жить по его результатам. Классический пример – Франция, где все политические силы выступали с одних позиций, а люди проголосовали совершенно по-другому. Наверное, это показывает, что политики не умеют общаться со своими избирателями либо не понимают, что составляет основу для принятия решений простыми людьми, либо не умеют их убеждать. Для Украины это тоже будет полезно, поскольку у нас есть колоссальный отрыв политической элиты от общества. И с этим нужно что-то делать.

Источник: ИнтерМедиа консалтинг
Фото: УНИАН

 Версия для печати