20:04 В Симферополе отметят 86-ю годовщину создания Крымской АССР     19:50 Ющенко получит Нобелевскую премию?     19:37 Янукович проверит распределение газа     19:30 Прогноз рейтингов НАК "Нафтогаз Украины" снижен до "негативного"     19:15 Сколько мандатов получили политсилы     19:10 Дом в Днепропетровске восстанавливать не будут     19:00 "Днепрогаз" заставят заплатить за все     18:50 В Щелкино отравились водопроводной водой?     18:47 Завтра в Укрдоме подпишут соглашение о парламентской коалиции?     18:27 МЧС уточняет: в здании комитетов ВР все-таки что-то горело     18:12 10-дневное заседание ЦИК завершилось     18:06 Партия регионов пока не намерена обжаловать результаты выборов?     18:00 Все 15 членов ЦИК подписали протокол о результатах голосования     17:50 В МЧС опровергают информацию о пожаре в помещении Верховной Рады     17:42 Горит помещение Верховной Рады     17:33 Кильчицкая обещала, что к среде отопление включат во всем Киеве     17:20 Выборы не пересмотрят, даже если Ющенко нарушил Конституцию     17:12 Черновецкий хочет повысить тарифы в элитных домах     17:00 ЦИК объявил официальные результаты выборов в парламент     16:40 Черногория и ЕС подписали договор об ассоциации и стабилизации     16:30 В Житомире начали отапливать больницы     16:22 Константин Морозов уволен с должности главы миссии Украины при НАТО     16:17 Против ОАО "Днепрогаз" возбуждено уголовное дело     16:11 Счет "Днепрогаза" арестован, высокопоставленные сотрудники задержаны     16:05 ФГИ Украины отменил конкурс по продаже ОПЗ     
InterMedia Consulting
Галина Майструк: то, что ты женщина, - уже фактор риска
// Медицина
Автор: Оксана Бурлака, Киев
24 Сентября 2007 года, 15:00
Галина Майструк: то, что ты женщина, - уже фактор риска

То, что ты стареешь, – это еще один фактор риска. Фактор риска заболеть раком молочной железы. Но в последние годы это заболевание начало смещаться в более молодой возраст

В Украине раком молочной железы ежегодно заболевают около 14 тысяч женщин. И семь с половиной умирают. Страшнее всего то, что в последнее время эта болезнь начала активно «молодеть». Если раньше рак молочной железы, как и другие онкологические заболевания, был прямо пропорционален возрасту (то есть больший риск заболеть им был у женщин после наступления менопаузы), то теперь возрастные рамки постепенно стираются.

И в Украине здоровая молодая женщина 35-40 лет такой диагноз воспринимает не иначе как жирный крест на той жизни, которую она вела до рокового дня, как черту, за которой она может потерять свою семью, друзей и работу и за которой она уже никогда не будет такой, как все. Но эти страхи ведь не присущи, например, европейкам или американкам?

Когда же и в Украине женщин с онкологическими заболеваниями перестанут оставлять в одиночестве с их проблемами? Когда же рак молочной железы украинки, наконец, будут воспринимать как болезнь, которую можно и нужно лечить, а не как смертный приговор? Именно об этих проблемах «ИнтерМедиа консалтинг» побеседовал с главой благотворительного фонда «Здоровье женщины и планирование семьи» Галиной Майструк.


– Галина Павловна, может ли современная наука объяснить причины того, что рак молочной железы начал «молодеть»?

– Процент рака молочной железы у молодых в мире колеблется где-то от 5% в одних странах и до 9-10% в других. Имеются в виду женщины от 30 до 40 лет. Безусловно, все онкологические заболевания сдвигаются в более молодой возраст. И это мировая тенденция. Мы о ней знаем, а вот сказать, почему она возникает, еще пока сложно. Дело в том, что рак молочной железы не имеет специфической причины. Ведь это, например, не рак шейки матки, который вызывается, как уже доказано, вирусом папилломы человека.

А вот с раком молочной железы все не так просто. Здесь очень много моментов, которые касаются репродуктивных функций, генетической наследственности и т. д. Но из-за того, что эта болезнь «молодеет», возникает целая сеть медицинских и социальных проблем. Нужды и социальные потребности женщины, методы ее лечения в репродуктивном возрасте, то есть до 45 лет, очень отличаются от тех, у кого рак диагностируется в 60 лет. Соответственно, к этим группам должны быть разные подходы. А их нет. И не только в Украине. В США и Европейском Союзе еще только изучают рак у молодых женщин. 

– В Украине, как ни печально, рак обнаруживают на 3-4 стадиях заболевания, когда шансы излечиться мизерны. Неужели настолько все плохо с диагностикой в Украине, ведь закупается же новое оборудование?

– Шансы у больного есть всегда, даже на запущенных стадиях. Но стоимость, цена всего этого – я не имею в виду только экономическую составляющую, но и духовные затраты человека, его чувства – совершенно неизмеримые вещи. Одной из причин, почему в Украине определяется заболевание чаще на запущенных стадиях, является низкий доступ к информации. Правда, в последние годы, благодаря различным информационным кампаниям, ситуация чуть улучшилась. Но не для тех же сельских жителей. Мы так и не можем к ним достучаться. У нас нет социальной рекламы по телевидению. А печатных изданий сельские люди практически не читают.

А на счет оборудования, действительно, после огромного интервала с начала 90-х и до 2002 года в Украину начали поставлять маммографы. Это и благодаря государственной программе по онкологии, и помощи меценатов. Но эти поставки все равно не перекрывают сегодняшние нужды. У украинской женщины на сегодня есть шанс обследоваться на маммографе только в крупных городах. Но даже если предположить, что все нужды будут покрыты, этого мало. Нельзя думать, что ты купил оборудование, поставил его – и все заработало. Нужен менеджмент, который бы обеспечивал скрининг такого уровня, как на Западе.

– То есть Вы хотите сказать, что у нас нет специалистов, которые бы могли работать с таким оборудованием?

– Я имею в виду специалистов, которые будут проводить диагностику. То есть врачей, нуждающихся в узкой специализации, а именно – маммологии. Мир сейчас ставит требования очень узкие. И у нас нет менеджеров общественного здравоохранения, которые могли бы отвечать за организацию этих программ. Другой вопрос, чтобы эти программы нормально функционировали, нужно стабильное государственное финансирование. То есть должны быть гарантии, что точно придут целевые деньги и вовремя можно будет начать определенную программу. Кроме того, Украине давно пора начать хоть как-то поощрять благотворительность.

– Что касается методов лечения, насколько они соответствуют мировым стандартам?

– Методы лечения онкологических заболеваний, в том числе и рака молочной железы, полностью отвечают тому, что принято во всем мире. У нас есть централизованная система онкологических диспансеров. То есть мы можем практически обеспечить хирургию. И мы можем перекрыть базовую химиотерапию. Если бы еще не лихорадило, как я уже говорила, с закупкой препаратов за государственные деньги. Но у нас есть проблема с лучевой диагностикой, я имею в виду нехватку оборудования.

– А как же на счет реабилитации? Ведь для женщины, перенесшей такую болезнь, не менее, чем операция и лечение, важна психологическая поддержка.

– Это звено у нас, к сожалению, практически отсутствует. Потребность таких больных в реабилитации у нас вроде признана, задекларирована в государственной программе по онкологии. Однако реальной подосновы – то есть финансирования и организации – нет. Как не было, так и нет в онкологических диспансерах психологов. А если и есть, то в лучшем случае, один на весь госпиталь. 

Возникает закономерный вопрос: а что он физически может сделать? Такую службу надо еще создавать. Но как мотивировать молодых психологов идти работать в онкологию? А как найти таких, чтобы были устойчивы к страданиям и смерти человека? Можно интегрировать в такую службу волонтеров, то есть людей, которые переболели сами и готовы вернуться в госпиталь, чтобы оказать поддержку другим. Но им тоже нужна подготовка. Так что необходимо привлечь еще и социальных работников, чтобы они консультировали волонтеров. Но вы же понимаете, что мы только стоим на пороге такого процесса.

– Женщине, которая перенесла серьезную операцию и, возможно, осталась без части или вообще всей молочной железы, потом сложно справиться со своими комплексами и интегрироваться в общество, даже в свою семью. Существуют ли какие-то программы поддержки для них, как это принято на Западе?

– Программы поддержки таких женщин пока только на плечах неправительственных организаций. То, что они предлагают, – это так называемое санитарно-курортное лечение. Поверьте, это очень сложно организовать при фактически развалившейся системе санаторного лечения. Ведь вопрос не только в размещении и питании больных. Речь идет об организации различных процедур и тренингов, о хорошем бассейне, инструкторах и т. д.

Но самое страшное то, что нам до сих пор не удалось разрушить стереотип, доставшийся нам в наследство от советских времен: мол, больной раком не подлежит санитарно-курортному лечению. Врачи вроде боятся, что больной загорит на солнце. Таким образом, они только отгораживаются от проблемы придуманным барьером: человек пролечился, покинул больницу и все - проблемы нет. А я считаю, что это бюрократический подход. Потому что выписывается человек из больницы, и мы не знаем, ходит ли он на пляж, копается ли на своем приусадебном участке под палящим солнцем. А тут вдруг, когда он едет в Крым, вне сезона, у всех возникают вопросы и недоумение: как же это так?

Нам надо полностью менять свои представления об этой болезни. Ведь женщину, переболевшую раком молочной железы, нельзя оставлять одну. И ей очень важно общение с такими же, как она. Ведь многие очень сильно себя винят, считая, что случилось с ними это за какие-то провинности и грехи.

На самом деле 70% заболеваемости зависит не от самой женщины, а от той же окружающей среды, которая, кстати, у нас довольно агрессивная. Женщине нужно помочь преодолеть комплексы. А семья зачастую не готова на какой-либо диалог, поскольку никто людей не инструктирует – то ли всем вместе вокруг сидеть и плакать, жалеть, то ли делать вид, что ничего не произошло.

– Но ведь у женщин, перенесших операцию на груди, есть шанс вернуть молочную железу, сделав пластическую операцию. Столько денег тратится на реабилитационные программы. Может, стоит государству и меценатам обратить внимание на эту сферу. Сделав пластическую хирургию более доступной, мы избавим женщин от ненужных страданий и потребности в той же психологической реабилитации, разве не так?

– У нас пластическая хирургия только начала развиваться, в отличие от того же Запада. Но она очень перспективна. И, действительно, способна избавить женщину от лишних страданий. Поскольку при хорошей хирургии окружающие могут даже не догадываться о том, что женщина перенесла такое серьезное заболевание. Поэтому нужны специальные программы, государственная поддержка, чтобы сделать эту отрасль более доступной. 

Но есть еще две составляющих. Во-первых, в Украине специалистов такого уровня не так уж много. Их нужно поддерживать, растить и всячески множить. Во-вторых, о чем я уже говорила, надо наладить систему скрининга, диагностики. Тогда не будет нужды в удалении всей молочной железы, и, соответственно, пластическим хирургам будет легче реконструировать пациенткам грудь.

– Понятно, что чем долго лечиться, лучше попытаться обезопасить себя. Известно, что курение и алкоголь – это вредно. А вот действительно ли некоторые продукты питания считаются канцерогенными? И какие вообще профилактические методы вы могли бы порекомендовать?

– Ни в коем случае нельзя назвать одни продукты канцерогенными, то есть способствующими возникновению рака, а другие, наоборот, предохраняющими от него. Безусловно, в некоторых продуктах питания канцерогены встречаются, но все это тестируется и проверяется.

Надо понимать, что существуют факторы риска. То, что ты женщина, – уже фактор риска. То, что ты стареешь, – это еще один фактор риска. А есть еще один – наследственность. Но в любом случае я бы рекомендовала женщинам контролировать свой вес. Ожирение увеличивает риск заболеть раком. Обратите внимание на структуру питания. Ешьте побольше овощей и фруктов, зелени, то есть клетчатки.

Вообще, две трети рациона нужно пополнять за счет овощей и растительных жиров. А еще женщинам после 40 лет следует осторожно относиться к препаратам, содержащим эстрогены. До нас докатилось сейчас то, что Запад пережил в 80-х годах. Реклама препаратов, содержащих эстрогены, которые помогают легче перенести менопаузу.

Эстроген – это женский половой гормон, уровень которого во время менопаузы резко снижается. В этом есть колоссальная привлекательность, потому что ты преодолеваешь симптомы менопаузы. Но плата за это – повышение риска заболевания раком молочной железы. И врачи очень часто забывают рекомендовать своим пациенткам перед тем, как начать принимать такие препараты, обследовать молочную железу.

Источник: ИнтерМедиа консалтинг
Фото: ИнтерМедиа консалтинг

 Версия для печати