Омут чистой воды

Автор: Олеся Сафронова, Киев// Медицина
14 Сентября 2007 года, 12:00

Говорят, в бассейнах элитных спорткомплексов вода такого качества, что ее пить можно. Но не пытайтесь эти “слухи” проверить – провести собственные исследования вам не дадут

“Здравствуйте, думаю записаться в ваш спортклуб, но прежде, по совету дерматолога, хочу проверить состав воды в душевых и бассейнах. Это возможно?” – с такой просьбой журналисты ИМК (“ИнтерМедиа консалтинг”) обратились в один из киевских фитнес-центров, фишкой которого являются не только “уникальный тренерский состав”, но и некие “особенные системы очистки воды в саунах и бассейнах”.

Обратились не случайно, а в рамках собственного расследования, призванного ответить на вопрос: какую воду мы пьем, какой полы моем, и что за аква-виту заливают в плавательные резервуары дорогих спортивных клубов, стоимость годового абонемента в которых значительно превышает совокупный годовой доход среднестатистической украинской семьи?

Планировалось также выяснить, почему в Украине до сих пор централизовано хлорируют водопровод, в то время как весь цивилизованный мир применяет технологии поновее – обратный осмос или обработку ультрафиолетом? Что мешает внедрить эти методы – скудность бюджета или непримиримость ученых, от которых зависит принятие окончательного решения?

Итоги расследования, согласитесь, были бы интересны многим. Но поставленная журналистами цель оказалась едва ли достижимой. Простая и прозрачная, на первый взгляд, тема (получения и потребления чистой воды в нашей стране) на поверку не так уж проста и прозрачна. И по мере погружения в водную проблематику, вопросов у нас возникало все больше, а с ответами наблюдался явный дефицит.

Технология проста

Допуск к тайнам водного хозяйства, в том числе и очистки воды (будь то для бытовых нужд или в целях аква-оздоровления), имеют только специалисты, проработавшие в отрасли не один год. “Простых смертных” посвящают только в теорию вопроса. И то – лишь открытую ее часть.

ИМК, к счастью, посвятили. И мы выяснили, что за последние сто лет методы добычи водных ресурсов, равно как и других полезных ископаемых, существенных изменений не претерпели. А вот способов очистки живительной влаги разработан не один десяток.

Наиболее популярными считаются:

- хлорирование (добавление хлора или хлористых соединений в воду для дезинфекции и окисления);
- обратный осмос (прохождение молекул воды сквозь специальное сито – мембрану размером с молекулу Н2О);
- озонирование (использование озона как мощного окислителя и дезинфектора для удаления органических веществ, в основном, органического происхождения);
- воздействие ультрафиолетом (уничтожение всех видов микроорганизмов, в том числе вирусов, посредством облучения воды – ультрафиолет разрушает цепочку ДНК микроорганизмов, и они не размножаются в воде);
- электролиз (стандартный окислительно-восстановительный процесс, избавляющий воду от вредных “добавок”);
- дополнительная фильтрация (очистка воды, в том числе водопроводной, с помощью песка, активированного угля или других специальных абсорбентов).

Все вышеперечисленные методы пригодны как к локальному (на одном объекте), так и к промышленному использованию. Эффект, в общем-то, одинаков: вредных примесей в воде становится меньше, а болезнетворных бактерий и прочих инфекционно опасных веществ не наблюдается вовсе. Разница лишь в стоимости очистки. Дороже всего обходится электролиз, озонирование, ультрафиолет и осмос. Самый дешевый способ нейтрализовать микробов – растворить в воде хлор или хлорсодержащие препараты.

Когда в товарищах согласья нет…

Казалось бы, такое технологическое и ценовое разнообразие должно раз и навсегда решить проблему качественного водоснабжения населения – независимо от того, где это население проживает, и каковы финансовые возможности государственного бюджета.

Но беда в том, что не все специалисты рады такому “очистному” изобилию. Одни считают его блажью и веяниями моды, другие – наоборот, триумфом технологической мысли. Единства во взглядах и подходах к решению вопросов водной дезинфекции нет. И Украина в этом смысле не исключение. Даже вопрос применения хлора вызывает у специалистов полемику.

“Сегодня в Украине все замыкается на хлоре, который применяется уже сто лет, – рассказал ИМК Владимир Даниленко, заведующий дезинфекционным отделом Центральной санэпидемстанции Министерства здравоохранения Украины. – Отечественной науке можно было бы придумать что-нибудь новое. И даже не столько придумать, сколько адаптировать уже существующие разработки под наши условия. Правда, для этого нужны средства, которые сейчас выделяются по минимуму. Понятно, что слепо копировать зарубежный опыт было бы неверно, но и оставлять все как есть тоже не правильно с точки зрения прогресса”.

С этим отчасти согласился и Вячеслав Прокопов, руководитель профильной лаборатории Института гигиены и медицинской экологии имени Морзеева. В интервью ИМК он отметил: “Нам действительно давно пора подумать над альтернативой хлора, поскольку хлорное обеззараживание небезопасно. К примеру, на водопроводных станциях, забирающих воду с поверхностных водоемов – рек, применяется двойное хлорирование. Хлор вводится в начале технологической цепи и на заключительном этапе обеззараживания. Первичная – ударная доза хлора (от 3 до 10-12 миллиграмм на литр воды) вводится для того, чтобы исключить так называемое “биообрастание” трубопроводов и очистных сооружений.

Цель эта достигается, но параллельно образуются и канцерогенные хлорорганические вещества, которые не удаляются, а транзитом поступают в питьевую воду. Вот почему хлор нельзя назвать полностью надежным и безопасным для здоровья человека методом. Озонирование или ультрафиолет в этом смысле значительно лучше, хотя и значительно дороже”.

Стройное единодушие мнений нарушил Анатолий Подрушняк, руководитель отдела гигиены и токсиколого-гигиенической экспертизы пищевых продуктов и товаров широкого применения института экогигиены и токсикологии имени Медведя. Его точка зрения проста: хлор, конечно, не совершенен, но лучше него никто ничего не придумал.

“Для того чтобы определить полезность той или иной технологии очистки воды, нужен не один десяток лет научных исследований, – пояснил Подрушняк в интервью ИМК. – Перейти сейчас на новые методы дезинфекции невозможно по той лишь причине, что они, во-первых, мало изучены. Неизвестно, как отразится их применение на здоровье людей и окружающей среде. А, во-вторых, они действительно крайне дороги.

Никто ведь сегодня не говорит о том, что у нас в стране водопроводную воду и пьют, и полы ею моют. Водопровод не разделен на техническую часть и питьевую. А раз так, то не расточительно ли тратить деньги на повсеместное озонирование, зная, что очищенную до H2O воду будут потом использовать исключительно в технических целях?” – задался вопросом ученый.

На лицо еще одно доказательство непреложной истины о прямой зависимости между количеством людей и количеством мнений. И если бы речь шла об исследованиях на Марсе, такой разброс комментариев был бы объясним и даже полезен. Но тут-то разговор о самом что ни на есть насущном – о воде!

И пока ученые мужи спорят и определяются с технологическими предпочтениями, нам – конечным потребителям – видимо не престало требовать от них чего-нибудь нового по части централизованного улучшения качества воды в кране. Даже при наличии средств на разработку и внедрение “новенького”.

Благо, в одном взгляды специалистов сходятся. Когда речь заходит о бутелированной питьевой воде, все они в один голос утверждают: наиболее полезна та вода, которая сама по себе является минералом – то есть добывается из глубоких природных источников и подвергается минимальной химической обработке. Таковых в Украине немного и стоят они недешево. Но это совсем не означает, что потреблять следует только такой продукт.

Свою ценность имеют практически все бутелированные воды, представленные на прилавках отечественных супермаркетов. Серьезных претензий к ним нет. Единственное, что советуют знатоки водного дела – внимательнее изучать этикетку на бутылке и доверять только проверенным производителям. А качество продукта способен оценить каждый – и по запаху, и по степени прозрачности, и даже по химическому составу.

Таблица предельно допустимых и рекомендуемых концентраций компонентов для бутелированных вод высшего питьевого качества: 

В. Петросов "Водоснабжение Харькова"

Пловцам на заметку

Знаете ли вы, что, согласно действующим в Украине правилам, стандарт качества питьевой воды применяется не только на производствах “минералки”, но и в… общественных бассейнах? То есть каждый уважающий себя спортивный комплекс обязан заполнять резервуары для водных процедур такой субстанцией, которую можно было бы смело разливать в бутылки. В противном случае органы санитарно-эпидемиологического контроля обязаны закрыть “нарушителя” всерьез и надолго.

Но помнит ли кто-то случаи выявления “нарушителей”, особенно среди разрекламированных спортивных студий и центров здорового образа жизни? Значит ли это, что вода в “раскрученных” бассейнах действительно отвечает санитарным нормам и ее действительно можно пить, даже если поток купающихся исчисляется десятками человек в день?

С этим вопросом ИМК обратился в три столичных спортивных клуба, претендующих на звание элитных и состоятельных. В первом беседовать с ИМК отказались, сославшись на занятость и недвусмысленно намекнув на “закрытость” заведения даже для рядовых посетителей, не то что для журналистов.

Сотрудники второго оказались более сговорчивыми и в телефонном режиме подробно рассказали и чуть ли не на пальцах доказали, что вода в их спортивном комплексе и вправду лучше любой негазированной минералки, поскольку проходит и озонирование, и ультрафиолет и даже дополнительную фильтрацию. “Это, конечно, сказывается на стоимости абонемента, но зато мы гарантируем посетителям качество воды даже без применения хлора!” – пояснили ИМК. Мы тут же задали встречный вопрос: можно ли приехать в бассейн с собственной пробиркой и санитарным врачом, и лично проверить состав расхваливаемой водички? Ответ последовал незамедлительно. “Нет, в нашем заведении такие тесты не приветствуются. Закажите любой анализ, и мы сами его сделаем, а вам предоставим результаты”, – вкрадчивым голосом сообщили на том конце провода.

В третьем спортклубе также отказали в собственном исследовании, но состав воды, и особенно присутствие в ней того же хлора, уже не скрывали, пояснив все тем, что, во-первых, хлор априори есть в водопроводной воде, от которой “питается” бассейн, а, во-вторых, он помогает ликвидировать микроорганизмы, которые окрашивают воду в зеленый цвет. “Мы не скрываем, что используем хлор и ультрафиолет. Их, по правде говоря, все используют, просто не все об этом говорят. А вообще, такой очистки вполне достаточно для того, чтобы сделать воду безопасной и соответствующей всем нормам”, – пояснили агентству. И нам не оставалось ничего, как поверить специалистам на слово – иных способов проверить их правоту, увы, нет.



Вместо эпилога

Хочется верить, что изложенная информация окажется полезной читателям, а, возможно, и подвигнет их на проведение собственных расследований в вопросах соблюдения правил “водной безопасности”. Однако не удивляйтесь, если вместо искомой правды вам покажут только вершину айсберга, а его подводную часть так и оставят в “строго засекреченном” по стратегическим соображениям виде.

С одной стороны, это оправдано: вода – самый ценный товар в мире и его сохранность – стратегическая задача любого государства. Но с другой – нормальна ли ситуация, когда система водоснабжения, а заодно и ее отдельные элементы, практически лишены общественного контроля?

Или такой контроль не нужен? Проще всего ведь поверить специалистам на слово и не морочить голову – ни себе, ни людям. Вы, уважаемый читатель, как считаете?

Источник: ИнтерМедиа консалтинг

 

Постоянный адрес статьи: www.intermedia.org.ua/news/4712/

Все права защищены © ИА «ИнтерМедиа Консалтинг» 2022
Перепечатка материалов ИА «ИнтерМедиа Консалтинг» в полном или сокращенном виде возможны только с письменного разрешения редакции.

Все материали, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство «Интерфакс-Украина», не подлежат дальнейшему воспроизведению или распространению в какой-либо форме, кроме как с письменного разрешения агентства «Интерфакс-Украина».